Валентина Решеткина: «Работать не от проекта к проекту, а постоянно»
Валентина Решеткина: «Мы занимались поиском без вести пропавших в Чечне...»

- Началось всё в 1994 году - это начало войны в Чечне. Тогда все общество поднялось против этой войны, потому что погибали наши военнослужащие, как контрактники, так и призывники, и офицеры. И, конечно же, какая мать будет за войну? - вспоминает председатель Хабаровского краевого комитета солдатских матерей Валентина Решеткина. - Все люди объединялись, и мы в крае объединились, Фонд мира предложил нам помещение. Нас поддержали органы власти. Первыми были органы законодательной власти: Виктор Озеров, Зоя Софрина. Потом - губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев. Организация заработала, мы выезжали с гуманитарной помощью в Чечню, занимались вопросами освобождения пленных, поисками без вести пропавших. И в то же время работали здесь с воинскими частями, помогали, поддерживали, разрешали сложные вопросы.
- Почему вы занялись именно этими проблемами?
- У меня сын в это время был призывного возраста. Племянник служил в одной из воинских частей, их отправили в Чечню. Меня избрали, так вот и начала работу. А потом начинаешь учиться, вникать. Нас учили много, в Москве учили - и правозащитной деятельности, и законодательной, и как в судах защищать. Поэтому постепенно начинаешь в это втягиваться. При этом очень важно не только возглавить организацию, но и развиваться.
Направления наши - это и воен­но-патриотическое воспитание, и защита прав военнослужащих и членов их семей, и работа с призывной молодежью, и работа с ветеранами. И жители военных городков к нам обращаются. Работаем со всеми.
- А помощников много? Откуда они?
- Да пришли просто люди, добровольцы. Пришли работать - и работают. Конечно, кто-то уходит, кто-то уезжает из Хабаровска, кто-то -умирает… Разное в жизни бывает. Коллектив меняется, сейчас у нас работают и молодые матери призывников, матери военнослужащих помогают. Матери, дети которых уже отслужили, но им понравилось помогать - и они тоже работают. И есть у нас люди солидного возраста - врачи, юристы.
Мы тесно взаимодействием с «Боевым братством», потому что наша работа часто пересекается, с Союзом женщин.
- Что вы считаете своими главными победами?
- Мне не нужно что-то специально говорить об этом. Вы можете зайти на нашу страничку в «Одноклассниках» - «Комитет солдатских матерей». Вот, заходите - и там у нас 541 фотография с разных событий: и выездная работа, и проводы в армию, и встречи с молодежью, и встречи с населением. Всё видно.
- В сравнении с 90-ми годами сейчас стало полегче? Может быть, какие-то направления ушли, а что-то добавилось, изменилось?
- Сегодня всего понемногу: есть и неуставные отношения, есть проблемы со здоровьем военнослужащих и призывников. Есть ситуации, когда военнослужащий уволен, но не может уехать с места службы, с каких-нибудь островов. Они сидят там и не могут выехать. У нас в посёлке Ванино подключается газета, мы выходим на Министерство обороны РФ, начинаем их теребить.
Или вот еще проблема. У воен­нослужащего-срочника подходит время окончания службы, ему говорят: «Подпиши бумажку». Он подписывает, а оказывается - это новый контракт. И через какое-то время он узнает, что он уже военнослужащий по контракту. Но не знает, что у них есть испытательный срок. И вот мы ездим, рассказываем им, что в этот срок ему нужно написать рапорт, вернуть все назад. Правда, придется дослуживать определенные месяцы, поскольку по контракту иначе исчисляется срок службы.
- Что сейчас вас больше всего тревожит?
- Очень тяжело решить вопрос с военными городками, хотя уже и СМИ, и губернатор подключились. Начинали-то мы одни, а сейчас все подключились. Эти городки Министерства обороны заброшены, оно и само там не работает, и муниципалитетам не передает. Люди брошены. Мы выезжали туда с нашими депутатами, представителями законодательной власти, встречались с жителями. Сейчас будут решать этот вопрос уже с депутатами, с губернатором, с министром обороны, президентом РФ. Поскольку не только у нас такие городки есть, но и по стране.
Эти проблемы должны решаться на государственном уровне. Бывало, что жители городков обращались по поводу конкретных бед. Скажем, канализация выходила из берегов, топила городок, кладбище и вообще все вокруг - это зимой! Мы подключались, писали, помогали. И нам отвечали, что «разобрались, наказали, оштрафовали и заставили чистить…» То есть в решении так вот частных проблем мы можем помочь, а по городкам в целом - это уже государственный уровень.
У нас в плане есть проект - не знаю, получится или нет, но мы написали. Мы хотим вместе с «Боевым братством» взять один городок, народ объединить, создать совет жителей. Потому что есть сельская администрация, например, в селе Ракитное, но она говорит: «Раз вы в военном городке, то и решайте сами свои проблемы». Мы хотим создать общественный совет, какой-то центр, куда люди могли бы приходить, общаться, решать вопросы.
Хотим подключать молодежь, учащихся школы, преподавательский состав, начать там работу по патриотическому воспитанию. Допустим, вот, Гаровка‑2, там вертолетный полк. Там много военнослужащих погибли за время службы, там памятные места, за которыми нужно ухаживать. В школе хорошо бы создать комнату боевой славы - чтобы дети помнили, с чего начался их городок, кто здесь служил, каких достижений этот городок добивался. Пока военные еще придут - жители, как гражданское общество, должны поддерживать, сохранять свой городок.
- Что бы вы пожелали начинающим общественникам, тем, кто только собирается создать свою некоммерческую организацию или стать гражданским активистом?
- Ну, чтобы они работали не от проекта к проекту - «написали и разбежались», а постоянно. Потому что уже столько организаций было: проект отработали и - разошлись. И наверное, чтобы власть как-то приметила и отметила те организации, которые работают. И помогла вокруг них сплотить молодежь. Вот мы раньше брали себе молодых. Мы бы хотели, чтобы к нам пришел молодой юрист, например, на практику и предложил помощь. У нас так было: молодые ребята приходили на практику, работали, помогали. Сейчас они работают уже в администрациях, и в судах есть, и в прокуратурах. Нарабатывали у нас практику, а потом их с большим удовольствием брали на работу в учреждения. Было бы хорошо, чтобы нам помогали студенты-юристы, чтобы молодежь училась сама защищать свои права. Очень были бы рады студентам-медикам.
- Как и любой крупный город, Хабаровск представляет собой сложную систему социальной жизни. Активные у нас горожане?
- Раньше больше откликались. Больше откликались пенсионеры, у них был бесплатный проезд в автобусе, они могли чаще участвовать в наших делах. Сейчас - меньше. Сейчас каждый замыкается в себе, и нет такого желания - работать бесплатно, на общественных началах. Сейчас стало менее сплоченным население, более закрытым. В отдаленных городках ситуация ещё хуже.
Хотя многим так необходимы внимание и забота! Молодежи нужна помощь в разрешении каких-то проблем, им нужны «жизненные» консультации, в области гражданского и уголовного права. Ситуации бывают, когда человек и не виноват, а получается - виноват. Поэтому нужны такие организации, в которых работают профессионалы. Тогда можно было бы гораздо больше вопросов разрешить.
Нужно, чтобы в школе преподавали этику и эстетику. Это так важно для молодёжи. Сегодня нередко сталкиваемся с тем, что лучше будут снимать на телефон, чем протянут руку помощи. А разговоры какие? Ведь кроме мата не услышишь никаких слов других: ни у молодежи, ни у их родителей, ни у их бабушек и дедушек, к сожалению. Потеряли вот эти важные понятия: семья и культура.
Культура прежде всего, культура поведения, уважение к старшим. Ведь заходит бабушка в автобус - все отвернутся, капюшон на глаза натянут, в телефон уткнутся, лишь бы не видеть, что проблема - вот она, рядом стоит. В деревнях тоже: человек будет умирать по соседству, и никто не пойдет, не проведает. 
Вот раздают «дальневосточные гектары». Почему бы не раздать земли в населенных пунктах, не возродить их, чтобы молодежь туда вернулась? Может быть, построить им хорошие дома, возродить какое-нибудь ремесло. Ведь на селе держалась Россия всегда! Сейчас в селах детей нет, скорая не приезжает, вся молодежь кинулась в город, уезжает на запад. Молодежь надо держать. Зарплаты поднимать в разы больше.
- Что вы считаете самым значимым в вашей общественной жизни?
- Деятельность во время войны в Чечне. Мы собирали гуманитарные грузы, нам помогали край, округ, военкоматы, помогали школы, общественность. Все помогали. Мы отвозили грузы в Чечню, там передавали по назначению. Занимались поиском без вести пропавших. Совместно работали с краем, с округом, с Министерством обороны, с Администрацией президента. Это была большая работа. Поддерживали семьи погибших, включали их в систему льгот. Это было очень результативно.
- Хотели бы вы что-нибудь изменить в своей жизни?
- Нет, ничего бы не поменяла!
- Если бы у вас была возможность исполнения одного желания, что бы вы пожелали?
- Всем мира. Мира, мира! Главное, чтобы был мир на земле.

Эти люди живут рядом с нами. Они, как и мы, видят несовершенство нашего мира, но в отличие от других, многое делают для того, чтобы он стал лучше. Кто они? Как влияют на нашу жизнь? Что еще хотят сделать? Как преодолевают трудности?
АНО «Дальневосточные социологические исследования» совместно с Дальневосточным ресурсным центром развития гражданского общества ДВИУ РАНХиГС при поддержке муниципального гранта реализовали социальный проект «Лидеры общественного мнения Хабаровска»: это 50 интервью с интересными, авторитетными и неравнодушными активистами. «Тихоокеанская звезда» дает своим читателям возможность с ними познакомиться. Руководитель проекта - социолог, зав. Научно-исследовательской лабораторией ДВИУ РАНХиГС, член Общественной палаты Хабаровского края Юрий Березутский.

Источник https://toz.su/archive1/?ELEMENT_ID=134811 23.12.2017

Тихоокеанская звезда. Общественно-политическая газета

 
КОНСУЛЬТАЦИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩЕМУ
Хабаровское краевое общественное движение Комитет солдатских
матерей